ZuboLom.ru

ВНП и экономическое благосостояние общества. Чистое экономическое благосостояние

Дискуссионным в экономической науке является вопрос: позволяет ли показатель валового продукта (ВНП или ВВП) адекватно измерить уровень экономического благосостояния общества? Если позволяет, то вполне оправданным было бы выдвижение прироста ВНП в качестве главной цели экономической политики. Существуют аргументы и "за" и "против" данного утверждения.

Аргументы "за":

  1. Показатель ВНП значительно полнее отражает результаты деятельности нации по сравнению с другими традиционными показателями, и потому не случайно мировая статистика использует отношение ВНП (ВВП) к численности населения в качестве критерия богатства нации;
  2. Действительно, приращение ВНП означает увеличение доходов, расширение жилищного строительства, реализацию других целей социальной политики (включая расширение занятости).

Аргументы "против":

  1. В новой СНС сохраняется непоследовательный подход к трактовке услуг, оказываемых домохозяйствами. В ВНП включаются только услуги домохозяйств, реализованные на сторону, но не учитывается их деятельность по оказанию услуг для собственного потребления (приготовление пищи, поддержание жилищ в чистоте, воспитание детей и т.д.). Американская шутка: у женщины спрашивают, почему муж не помогает ей по дому. Она отвечает: мой муж не делает того, что не включается в ВНП. Авторы новой СНС в принципе признают целесообразность включения в валовой продукт всех видов услуг домохозяйств (независимо от того, проданы они или нет). Признается, однако, что исключение подобных услуг вызвано главным образом практическими трудностями получения данных об этих видах деятельности домохозяйств и их оценки; стоимость этих услуг рекомендовано исчислять в специальных таблицах.
  2. В ВНП длительное время не учитывались результаты функционирования "теневой" экономики, которые не проходили через официальные и регистрируемые рынки: незаконный экспорт оружия, а также репетиторство, уход за больными, ветеринарные услуги, строительство дач и гаражей для заказчиков, "цеховики" времен застоя, охрана дач от самих себя как форма рэкета, самогоноварение, производство и продажа наркотиков и т.п.

"Теневую" экономику нередко именуют "черным" рынком, "параллельной" или "неформальной" экономикой. Хотя консенсуса по поводу определения этого понятия еще не достигнуто, мы можем спокойно использовать то, которое предложил Вито Танзи, экономист из МВФ, один из ведущих исследователей по этому вопросу: "Теневая экономика - это часть валового национального продукта, которая из-за ее отсутствия в отчетности и/или занижения ее величины не отражена в официальной статистике".

Расширение теневой экономики обусловлено следующими главными причинами:

  1. Экономические агенты, стремящиеся избежать уплаты налогов, склонны занижать (или просто не декларировать) свои доходы.
  2. Запрещение государством давно сложившихся видов экономической деятельности, которое, впрочем, редко полностью устраняет их; скорее оно вытесняет их в сферу "теневой" экономики.

    Если бы можно было точно измерить масштабы "теневой" экономики, то она бы перестала быть таковой. Однако существуют различные способы оценки этих масштабов. Один из главных способов основан на данных о наличии денег в обращении на основе предположения, что использование наличных денег - и особенно крупных купюр - тесно связано с незаконной деятельностью. Другой способ - сравнение расходов населения с их доходами: первые оказываются несравненно больше в тех странах, где процветает "теневая" экономика.

    По некоторым оценкам, в США годовой объем нелегальной деятельности в форме производства и продажи наркотиков, игорного бизнеса, порнографии и т.п. составляет около 150 млрд. дол. (вторая после нефтяной промышленности отрасль). В США объем производства в теневой экономике составляет минимум 10% от официально учтенного ВНП (при разбросе оценок от 5 до 25% ВНП), во Франции более 7%, в Италии 19%. В развивающихся странах (таких, как Индия, Перу и др.) он еще больше. В Перу "теневая" экономика по оценке группы исследователей под руководством Эрнандо де Сото по величине равна почти 40% официального ВВП и использует труд приблизительно 48% экономически активного населения. Де Сото видит причину в несовершенстве действующего законодательства в стране, что сильно затрудняет деятельность фирм и индивидуалов в легальном секторе.

    В новой СНС определено, что в сферу производства ВНП включена не только "теневая" экономика (т.е. производство обычных товаров и услуг, организуемых подпольным образом с целью сокрытия доходов от налогообложения), но и юридически запрещенные виды деятельности (производство и продажа наркотиков, проституция и т.д.). Но если в отношении включения "теневой" экономики в подсчеты ВВП существуют лишь трудности с получением исходных данных, то в отношении юридически незаконных видов деятельности позиция многих стран не так однозначна (многие страны отвергают необходимость подобной оценки).

  3. В ВНП не полностью учитываются результаты функционирования социально-инфраструктурного комплекса (образования, здравоохранения, культуры и т.п.). Значительная часть данных услуг предоставляются населению в большей или меньшей степени бесплатно, и данное обстоятельство крайне затрудняет их полную стоимостную оценку (она проявляется лишь на рынке, а в данных отраслях настоящей купли-продажи услуг нет). Частичным выходом могло бы стать включение в стоимость социально-культурных услуг создаваемой трудом врача, учителя, артиста добавленной стоимости - на уровне аналогичного показателя сферы материального производства. Пока же вклад данных отраслей в создание валового национального продукта (как и услуг, связанных с обороной страны, охраной общественного порядка, государственным управлением и др.) оценивается только по заработной плате служащих соответствующих учреждений сферы нематериального производства.
  4. В новой СНС опять-таки не решены вопросы, связанные с отражением влияния ухудшения окружающей среды на ВВП. Это значит, что оценки ВВП на основе новой СНС по-прежнему не будут зависеть от сокращения невоспроизводимых природных ресурсов, загрязнения окружающей среды и т.д. Следовательно, ВВП опять-таки не отражает негативного воздействия производства на окружающую среду. Между тем некоторые виды деятельности, оцениваемые сегодня как рост валового продукта, на деле есть нежелательное использование производственных ресурсов. Поэтому было бы целесообразным при его исчислении вычитать убытки, связанные с кислотными дождями, радиоактивным заражением территории и др. Кроме того, важно учитывать состояние здоровья нации, показателем которого может служить ожидаемая продолжительность жизни, а также влияние производственной деятельности на национальную безопасность.

Как видим, в определенном смысле ВНП как показатель благосостояния общества составляет лишь верхнюю часть айсберга. Поэтому его соотношение с численностью населения необходимо использовать крайне осторожно - особенно при сопоставлении стран с различными общественными системами (рыночная экономика - свободные цены, плановая экономика - "потолок" цен), разной долей натурального хозяйства, степенью развития "теневой" экономики, различной структурой распределения доходов. ВНП выступает скорее показателем мощности рыночной экономики, а не благосостояния, которое следует измерять скорректированными показателями. Один из них - показатель чистого экономического благосостояния - предложен в 70-е г.г. американскими экономистами У. Нордхаусом и Дж. Тобином. Показатель ЧЭБ призван скорректировать упущенное в ВНП и отразить все способствующее росту благосостояния страны: самообслуживание, повышение культурного уровня и др. Он также призван отражать загрязнение окружающей среды, перенаселение городов и т.п., учитывать легальную, но не облагаемую налогами деятельность (нелегальную же деятельность не включают и в ЧЭБ).

В своем первом приближении ЧЭБ = ВНП + теневая экономика + самообслуживание + неучтенная стоимость услуг социально-культурной сферы - загрязнение окружающей среды.