ZuboLom.ru

Модели фискальной политики

Различные модели бюджетно-налоговой политики характеризуются, прежде всего, уровнем характерной для них налоговой нагрузки, а также размером расходов государства на реализацию его социально-экономических функций. Макроэкономический показатель налоговых изъятий определяется при этом как отношение суммы всех уплачиваемых населением государству (в бюджеты различного уровня, а также во внебюджетные фонды) налогов к валовому внутреннему продукту.

Ориентированная на совокупный спрос кейнсианская модель фискальной политики предполагает сильное вмешательство государства в социально-экономическую жизнь и, как следствие сочетание масштабных государственных расходов с высокими налогами. Причем значительное место в структуре налоговой системы занимают налоги прямые (подоходный, налог на заработную плату и др.).

Неоклассическая концепция фискальной политики ориентируется на наращивание совокупного предложения и предполагает сокращение государственного вмешательства в экономику путем замораживания социальных расходов, сокращения налогов на доходы и прибыль корпораций. В рамках неоклассического подхода акцент делается на косвенные налоги (прежде всего НДС), так как прямые не стимулируют рост трудовой и предпринима-тельской активности.

Соотнесенные с ВНП государственные расходы Швеции доходили до 60%, США - лишь 30%. А между ними в порядке убывания данного показателя расположены Дания, Норвегия, Нидерланды, Бельгия, Франция, Австрия, Италия, Финляндия, Германия, Великобритания, Канада, Греция, Швейцария, Австралия, Япония. Как видим, наиболее типичным представителем кейнсианской модели фискальной политики длительное время являлась Швеция, а представителем неоклассической модели - США. В 1989 г. суммарные поступления от налогов составили в Швеции 56% ВНП против 41% в среднем по странам ЕС .

Нормативная ставка налога на прибыль составляла в Швеции 52%. Здесь традиционно использовались ориентированная на совокупный спрос автоматическая фискальная политика и прогрессивное налогообложение как встроенный стабилизатор экономики. Чрезмерная прогрессия в налоговых ставках, используемая как средство решения социальных задач, рано или поздно должна была привести к нарастанию негативных тенденций в экономической системе. Так, во второй половине 80-х гг. темпы инфляции здесь оказались на 2% в год выше, чем в странах-конкурентах, что было весьма болезненно для открытой шведской экономики. Логически следствием высоких ставок налогов стали рост затрат на заработную плату, утечка капиталов за границу. Большие налоги подталки-вали к сокрытию доходов. Согласно оценкам американских экспертов, в Швеции не декларировалось от 12 до 25% доходов.

Не случайно, что с 1991 г. приоритетным направлением фискальной политики Швеции стало сокращение налоговых ставок (при расширении базы налогообложения) в духе неоклассических подходов - хотя и по сей день эти ставки здесь выше, чем во многих других странах.

Ситуация в налоговой сфере США до налоговой реформы 80-х гг. была во многом сходной со шведской. Налоговая система не способствовала наращиванию сбережений и инвестиций, а также заинтересованности в высокопроизводительном труде. В 1981 г. из каждого рабочего дня 2,75 часа уходило на выплаты государству, тогда как в 1929 г. - менее одного часа. Инфляция 60-70-х гг. без индексации налоговых порогов (одного из встроен-ных стабилизаторов) привела к тому, что по высоким прогрессивным ставкам стали облагаться доходы широких слоев населения. Это привело к массовому недовольству населения проводимой политикой, сопровождающемуся нарастающим стремлением уклониться от налогов. Несогласие с реализуемой налоговой доктриной инициировало ряд штатов к принятию законов, ограничивающих право правительства увеличивать налоги. Целое политическое движение выступало за внесение поправок в Конституцию США, призванных ограничивать налоги, и за обеспечение сбалансированного бюджета. Все это свидетельствовало о достижении в большинстве экономически развитых стран некоего предельно допустимого, максимального уровня перераспределения через бюджетную систему валового внутреннего продукта. В этих условиях дальнейшее наращивание доходов бюджета (хотя бы пропорционально росту национального продукта) становилось возможным лишь при условии кардинальных перемен в структуре налоговых изъятий, нацеленных на восстановление пошатнувшегося баланса экономической эффективности и социальной справедливости.

В 80-е гг. правительство США в рамках программы "рейганомики" заменило кейнси-анскую концепцию "вводи налоги и расходуй средства" на неоклассическую концепцию "снижай налоги, занимай деньги и расходуй средства". Широкомасштабная налоговая реформа по рецептам "экономики предложения" охватывала 2 этапа: 1981-82 г.г. и начиная с 1986 г. В результате реформ максимальная ставка индивидуального подоходного налога снизилась с 70 до 33% при резком сокращении прогрессивной шкалы налогообложения. Вместо 14-разрядной шкалы в 1988 г. осталось лишь 2 ставки (15 и 28%), и только большие доходы (сверх 71,9 тыс. долларов) облагались по ставке 33%. Максимальный налог на прибыль корпораций снизился с 46 до 34%. Способами компенсации потерь федерального бюджета стали резкое сокращение неоправданных налоговых льгот; ужесточение контроля над своевременностью и полнотой выполнения обязательств путем введения всевозмож-ных штрафов и санкций; повышение акцизов на вредные для здоровья товары; несколько свертывалась практика ускоренной амортизации.

Результатами налоговой реформы стали упрощение порядка взимания налогов, наращивание инвестиционной и предпринимательской активности, нейтрализация последствий инфляции 60-70-х гг., содействие научно-техническому прогрессу. Но проблемы бюджетного дефицита вопреки прогнозам А. Лаффера реформа не решила: в ходе ее проведения госбюджет недополучил (а бизнес и население, включая его богатейшие слои, наоборот, получили) от 700 до 800 млрд. дол. . Нерешенность же бюджетных проблем объяснялась тем, что возврат капитала в легальную деятельность оказался весьма затруднительным, а также неисследованностью эффекта Лаффера. Однако даже в краткосрочном периоде положительные результаты перевесили отрицательные, в долгосрочном же аспекте - тем более: налоговая реформа содействовала росту эффектив-ности и конкурентоспособности американской экономики.

В Японии с 1983 г. налоговая политика также развивается по схемам "экономики предложения". Налоговые поступления в бюджет составляют здесь всего 27% ВВП (в США - 29%). Особенностью является здесь крайняя унифицированность японской налоговой системы, не предоставляющей особых льгот тем или иным отраслям или секторам экономики. Если в США структурно-депрессивные или, наоборот, перспективные отрасли экономики регулируются через систему льгот, то в Японии по отношению к ним применяется в основном административное руководство и субсидирование. Льготная амортизация используется не во всех отраслях тяжелой промышленности, а лишь в тех, которые на данном этапе выделены в разряд приоритетных. Таковыми раньше были черная металлур-гия, судостроение, производство удобрений, затем нефтехимия, машиностроение, далее - самолетостроение, синтетические материалы. В последние же десятилетия в связи с мощным взлетом японской экономики произошло резкое изменение приоритетов. Главными целями налогового регулирования стали поощрение вложений в освоение природных ресурсов и очистные сооружения, поддержка мелкого и среднего предпринимательства, сельскохозяйственного сектора, а с 80-х гг. - развитие собственных научных исследований и технической базы корпораций.