ZuboLom.ru

Структурные перекосы в Российской экономике. Противоречие между валютным укладом и отраслями, ориентированными на внутренний рынок

В конце 1994 г. - после широкомасштабных праволиберальных реформ - экономика России вступила в фазу стабилизации, позитивная сторона которой проявилась в резком замедлении масштабов экономического спада. В течение 1995-97 гг. в экономике нашей страны наблюдались определенные положи-тельные сдвиги. Месячная инфляция стала менее 1 %, реальные процентные ставки опустились ниже 10 % в годовом исчислении, быстро повышался объем кредитования банками реального сектора. Это обусловило в 1997 г. прекраще-ние спада и начало экономического роста - ВВП вырос на 0.4 %, а объем про-мышленного производства - на 1.9 %. Сравнительно быстрыми темпами стали расти и отдельные отрасли, ориентированные на внутренний спрос - машино-строение (и в первую очередь автомобильная промышленность), химическая, медицинская, полиграфическая, ряд секторов легкой и пищевой промышленно-сти. На этом фоне наблюдалось некоторое улучшение социальных индикаторов - снижались уровень преступности, заболеваемости, стабилизировалась про-должительность жизни населения.

Данные о том, что в середине 90-х гг. объем ВНП стабилизировался и прекратил свое падение, многими экономистами трактовались в этот период как знак наступления перелома в сторону улучшения экономической конъюнкту-ры. Однако, как выяснилось в конце 90-х гг., дно спада даже в 1997 г. еще не было достигнуто. Стабилизация промышленного производства носила крайне неустойчивый характер, поскольку на смену существовавшим в недрах плановой системы структурным перекосам пришли другие, не менее серьезные диспропорции. Наиболее значимыми среди них были противоречия между двумя относительно обособившимися группами отраслей: "валютным укладом" (газовая и нефтяная промышленность, металлургия, некоторые другие отрасли, а также обслуживающая их инфраструктура) и секторами, жестко ориентированными на внутренний рынок (сельское хозяйство, легкая промышленность, строительство, машиностроение). Причем относительно высокий - сохраняющийся и поныне и даже возросший по причине благо-приятных мировых цен - уровень доходов "валютного уклада" обеспечивался не за счет его высокой эффективности, а, прежде всего, из-за завышенности - вплоть до августа 1998 г. курса национальной валюты - рубля. А вот в обрабатывающих отраслях, реализующих продукцию внутри страны, существенно упал спрос, и обострилась конкуренция с импортными товарами. В результате здесь существенно ниже оказались рентабельность и уровень обеспеченности производства денежными средствами и самая большая доля предприятий - кандидатов на банкротство.

Известно, что в экономике советского периода народнохозяйственная функция ТЭК состояла в сглаживании макроструктурных диспропорций. За счет "размена" топливного экспорта на импорт качественного производст-венного оборудования и потребительских товаров, а также занижения внутрен-них цен на топливо решались по меньшей мере две задачи: а) компенсирова-лась технологическая отсталость конечных отраслей; б) наращивались внут-ренние инвестиции. Теперь же, наоборот, относительная стабильность добычи первичных ресурсов в нашей стране достигаются за счет:

  • мобилизации (через ценовой механизм) части доходов и накоплений об-рабатывающих отраслей и сельского хозяйства (около 5% ВВП ежегодно);
  • сокращения (хотя и несоразмерного масштабам кризисного спада) внутреннего потребления сырьевых товаров и переключения на экспорт. Увели-чивающийся с 1992 г. экспорт энергоресурсов стал основным источником кон-курирующего импорта, усиливающего общеэкономический спад. Масштаб этого явления характеризовался следующими данными:
1992 1993 1994
Импорт потребительских товаров, млрд. дол. 6.0 10.1 17.9
% к 1991 году 61 103 183
Импорт потребительских товаров на 1 дол. экспорта энергоресурсов, дол./дол. 0.26 0.49 0.83

Соответственно, доля топливно-энергетического комплекса возросла с 22% в 1991 г. до 31% в 1994 г., а в 1995 г. достигла 33-35%. В России сформи-ровалась экономика с опорой на ТЭК, в которой свертывались "неконкуренто-способные" отрасли обрабатывающей промышленности. Однако устойчивое функционирование топливно-энергетического комплекса в таком режиме было бы возможно только в случае его высокой эффективности по критериям миро-вого рынка. Между тем по основным параметрам, определяющим капиталоем-кость и уровень текущих издержек (обеспеченность разведанными запасами, условия транспортировки) российский ТЭК (прежде всего нефтедобыча) много-кратно уступает мировым конкурентам. Во всяком случае затраты на добычу нефти в нашей стране в несколько раз выше чем в районе Персидского залива. По ключевым параметрам нефтедобычи Россия гораздо ближе к нефтедобы-вающим странам, ориентированным на внутренний рынок и импорт нефти, чем к странам-экспортерам, о чем наглядно свидетельствуют данные середины 90-х

Запасы, млрд. т. % Добыча млрд. т. % Обеспеч. запасами
Всего 136 100 3000 100 45
Страны, ориентированные на экспорт, в т.ч.: 91.2 67 1108 37 82
Саудовская Аравия 35.3 26 389 13 91
Иран 12.1 9 177 6 68
Кувейт 12.9 10 93 3 140
Страны, ориентированные на внутреннее потребле-ние и импорт, в т.ч.:
США 3.1 2 327 11 9
Китай 3.2 2 148 5 22
Западная Европа 2.3 2 278 9 8
СНГ (Россия) 7.8 6 347 12 22

Однобокая ориентация на наращивание экспорта топлива и сырья тормозила развертывание научно-технического прогресса в нашей стране. По мере сокращения затрат на НИОКР и оттока специалистов за границу стране прихо-дилось лишь пассивно потреблять результаты НТП, генерируемые за рубежом, уплачивая за это огромную интеллектуальную ренту.