ZuboLom.ru

Прогнозирование в планово-регулируемой и переходной экономике

В нашей стране проблемы социально-экономического прогнозирования в условиях рыночного хозяйства весьма успешно разрабатывались еще в 20-е г.г. Так, ученые Конъюнктурного института, возглавляемого Н.Д. Кондратьевым и работавшего с 1920 по 1930 г. (а впоследствии объявленного "буржуазным" и "вредным"), смогли поддержать традиции российской экономической, статистической школы и реализовать возможности развития эконометрических методов, открывшиеся в годы НЭПа. В противовес навязываемой сталинистами левацко-бюрократической линии общественного развития, решительно выступая против иллюзии вседозволенности в хозяйственном управлении, Н.Д. Кондратьев и его соратники (Е.Е. Слуцкий, М.В. Игнатьев, А.Л. Вайнштейн и др.) опирались на взвешенный качественно-количественный анализ закономерностей и тенденций развития товарного хозяйства, стремясь не произвольно сформировать, а познать и использовать их.

Начиная с 30-х годов условия для развития социально-экономического прогнозирования в нашей стране серьезно ухудшились. Организационная ликвидация самостоятельности статистических органов, репрессии против ученых с мировым именем привели к застою экономической футурологии, последствия которого проявляются до сих пор. В теории и практике господствовало представление о прогнозе как "слуге" плана, а прогнозирование (которое в первой половине 60-х годов вообще исчезло из инструментария управления народным хозяйством) рассматривалось исключительно как предплановая деятельность. Хотя и замечалось развитие прогнозирования за рубежом, однако считалось аксиомой положение, что только методы директивного планирования способны гарантировать осуществление "ущербно-вероятностных" прогнозов.

Со второй половины 60-х годов под флагом борьбы с волюнтаризмом в плановой деятельности началась работа по возвращению прогнозирования в систему хозяйствования. Однако представление о его подчиненности планированию продолжало оставаться господствующим. Об относительной независимости данных инструментов до конца 80-х годов говорилось лишь применительно к процессам, "которые не всегда поддаются планированию, но являются объектами прогнозирования (демографические процессы, текущий спрос населения на предметы потребления, уровень развития личного подсобного хозяйства)" . "План и прогноз, - отмечал А.И. Анчишкин, - это не два альтернативных подхода к определению перспектив социально-экономического и научно-технического развития, а взаимно дополняющие друг друга стадии, ступени разработки народнохозяйственных планов" .

Поскольку же область применения традиционной для нашей страны формы государственного плана - всеобъемлющей экономической директивы - по мере перехода к рыночной экономике и расширения многообразия форм собственности резко сокращается, то по логике подобных рассуждений макроэкономические прогнозы смогут применяться лишь в сохранившемся государственном секторе пореформенной экономики. Между тем такая аргументация вряд ли может быть признана безупречной.

Признавая необходимость перехода к рыночной экономике в нашей стране, не следует в то же время абсолютизировать категорию рынка, рассматривать его формирование и развитие как автономный процесс. Хотя рыночные отношения, безусловно, далеко не поверхностный "слой" экономической системы, а выражают ее глубинную сущность, все же рыночный механизм - лишь звено экономического механизма любого современного общества. Та разновидность рыночного хозяйства, которая, вероятно, воплотится в реальность в России, не может быть классической системой свободного рынка, базирующейся на устранении всех видов собственности, кроме частной, и исключающей сознательное макрорегулирование общественного производства. Несравненно большие объективные основания для реализации здесь такого варианта, при котором развитые рыночные отношения, получающие обширные зоны самодействия во взаимосвязи производства и потребления, во избежание чрезмерно глубоких циклических и структурных кризисов будут дополняться другими экономическими достижениями цивилизации, в числе которых - государственное регулирование народного хозяйства как единого целого, включая и его гибкое планирование.

Российское руководство в последние годы активно демонтировало народнохозяйственное планирование как управленческий институт. Не применяются пятилетние и годовые планы социально-экономического развития. Нынешние программы социально-экономических преобразований декларативны и слишком общи. Нет закона об индикативном планировании. Все это резко снижает макроэкономическую предсказуемость будущего. Не случайно поэтому прогнозы правительства последних лет традиционно не сбываются. Так, Среднесрочная программа правительства на 1995-97 гг., обещавшая "финансовую стабилизацию" и на этой основе "прорыв из инфляционного прошлого в инвестиционное будущее" оказалась на деле благим пожеланием кабинета. Судя по Концепции среднесрочной программы правительства РФ на 1997-2000 гг., Министерство экономики прогнозирует рост ВВП на 2% для 1997 г. и 14% в 2000 г. Однако не ясно, какие прогрессивные преобразования в нашей экономике стали основанием для подобного оптимизма.

К настоящему времени в распоряжении кабинета сохранились лишь немногие инструменты, сохраняющие преемственность с системой планового руководства экономикой:

  1. бюджет, во многом взявший на себя функции годового плана; прогноз социально-экономического развития на следующий год разрабатывается главным образом в качестве обоснования бюджетных показателей;
  2. послание Президента Федеральному собранию, в котором задаются основные цели и задачи;
  3. федеральные и региональные программы, разрабатываемые Правительством России.

В нашей стране на первом этапе перехода к рыночным отношениям сохранялось централизованное планирование в форме директивного госзаказа, обязательного для предприятий и обеспеченного необходимыми ресурсами. Но по мере развертывания рыночных отношений меняется точка зрения на способ доведения госзаказа до предприятий:

  • в отдельных случаях на некоторых государственных предприятиях вполне допустим обязательный госзаказ.
  • остальным государственным предприятиям госзаказ должен предоставляться на договорной, контрактной основе. Механизм его реализации: исходя из структуры и объема затрат на достижение общегосударственных целей плановые органы выделяют из госбюджета необходимые финансовые ресурсы и предоставляют их на конкурсной основе заинтересованным предприятиям. Эти предприятия превращают финансовое обеспечение госзаказа в материальные и трудовые ресурсы на рынке товаров, услуг, рабочей силы, сами формируют план действий в соответствии с целевыми задачами. При этом часть финансовых ресурсов, выделяемых на государственные программы, передается конечному потребителю, от лица которого формируется госзаказ.
  • к выполнению госзаказа могут быть привлечены предприятия других форм собственности на началах добровольности. В целом же в рамках коллективной, кооперативной, акционерной, групповой, индивидуальной и других форм собственности не может быть директивного планирования: планируют сами собственники.

Традиционное долгосрочное планирование в масштабах национальной экономики должно быть заменено долгосрочным прогнозированием, индикативным планированием, разработкой отдельных долгосрочных целевых комплексных программ (социально-экономических, оборонных, научно-технических и др.). С другой стороны, в отличие от командной экономики, в рыночной экономике на уровне крупных предприятий, концернов перспективное планирование на 10-15 лет развито больше, чем на государственном уровне.

Отказываясь от пятилетнего плана, необходимо переходить к скользящему среднесрочному планированию, при котором граница плана ежегодно перемещается на 1 год вперед - с тем, чтобы иметь перед собой плановую перспективу (такой перспективы раньше в конце пятилетки не было). Наибольшие шансы на выживание в рыночной экономике имеют годовые планы (в рамках которых вполне осуществимы эконометрические расчеты). На пятилетний же период - прогнозно-аналитическое индикативное планирование.

В будущем наверняка произойдет расцвет внутрифирменного планирования. При этом ограничительными и в то же время регулирующими условиями производственного самопланирования могут быть только государственные законы, законодательно оформленные правила хозяйственной деятельности, налоги, процентные ставки, региональные правила в области социального планирования. При этом ориентация самопланирования на общегосударственные интересы может быть достигнута с помощью госзаказов и программ, распределения средств государственного бюджета, налоговой политики, установления льгот, государственных цен на отдельные товары, платежей за ресурсы.

Планирование развития российской экономики - задача ближайшего будущего. Актуальная проблема - поиск оптимального сочетания конъюнктурного государственного регулирования (средствами бюджетно-налоговой и кредитно-денежной политики), индикативного планирования и экономического прогнозирования. Сегодня это, бесспорно, крайне сложная научная задача. Н. Шмелев резонно замечает: "Сегодня никому не ясны не только наши более или менее отдаленные перспективы, не ясно даже ближайшее будущее в пределах нескольких осенне-зимних месяцев"

Концептуальную основу отечественной модели планирования развития в переходный период должен составить синтез административно-правовых и экономических методов регулирования.

Программы преобразования российской экономики, выдвигавшиеся в 90-е гг. отечественными экономистами, как побывавшими во власти, так и их оппонентами, будучи в подавляющем большинстве своем нереализованными, подвели общественное сознание в убеждению в их изначальной методологической порочности и направленности исключительно на некие политические, а не экономические цели. Главным недостатком данных многочисленных программ является "сочетание профессионального экономического прогноза с оптимистической верой в едва ли не абсолютную управляемость всех процессов, даже тех, которые экономическая наука непосредственно не изучает". Нельзя не заметить и того обстоятельства, что авторы программ явно переоценивали законопослушность и предприимчивость субъектов экономической системы, которые призваны осуществлять данные программные начинания, а также реальный уровень их политической и экономической культуры. Вполне понятный же отказ от репрессивных действий властей в отношении большинства населения в случае его отказа от реализации выработанных ими программ неминуемо подводил к объективной невозможности реализации последних.

Традиционное экономическое программирование переходной российской экономики строилось примерно по следующей схеме:

  • на основе количественной характеристики протекающих в нашей стране социально-экономических процессов утверждалось о неприемлемости дальнейшего инерционного развития событий;
  • выдвигались новые рубежи реформирования национальной экономики, отражающие политические пристрастия авторов программ и относящие их к тем или иным направлениям современной экономической мысли;
  • моделировался комплекс объективных и субъективных условий, без соблюдения которых выдвинутые макроэкономические цели признавались недостижимыми;
  • вырабатываемые на этой основе программы нацеливались на формирование недостающих предпосылок успешного развития российской экономики, причем данные ориентиры не анализировались под углом зрения своей принципиальной реализуемости.

Между тем если не позволять себе чрезмерного субъективизма при формировании экономической политики, то следует признать наличие в любом обществе в каждый данный момент весьма значительного круга проблем, объективно неразрешимых и неподконтрольных центральной власти. И если "экономические романтики", волею судеб оказавшиеся в роли творцов завышенно оптимистических программ, по некой традиции авантюрно завышают имеющиеся у членов общества пределы свободы выбора, то нужно ли удивляться тому разочарованию в программировании, которое проявилось в последние годы у населения нашей страны?

Подлинно реалистичное программирование российской экономики, общественная потребность в котором сохраняется и поныне, должно по необходимости исходить из представления, что авторы программ еще не осознали закономерностей развития общества, в котором они живут, не имеют комплексного представления о тенденциях его системной трансформации. И в этих условиях единственно возможным становятся поиск тех действий правительства и населения, которые позволили бы избежать развития событий в стране по худшему варианту, разработка совокупности - пусть даже недостаточно систематизированной - рекомендаций по предотвращению дальнейшего нарастания кризисообразующих факторов и достижению некоей стабилизации в социально-экономической сфере. Программы должны браться не из головы исследователя, они должны стать продуктом теоретического осмысления происходящих событий, вскрытия их глубинных причин и оценки реальных возможностей корректировки прежнего стратегического курса.