ZuboLom.ru

Типы и модели экономического планирования, их эволюция в XX веке. Индикативное планирование и государственный заказ

В свое время спонтанный характер экономического развития считался непререкаемой истиной. Классическая теория исключала не только необходимость, но и саму возможность управления народных хозяйством как единым целым. Однако марксизм теоретически, а советский опыт практически доказали обратное. Управление экономикой в национальных масштабах стало историческим фактом в СССР задолго до того, как было признано Кейнсом и западной наукой. Но, подтвердив одни, кейнсианская теория опровергла другие постулаты марксизма, в частности, утверждение, что планирование возможно только на базе государственной собственности. Развивая идеи государственного регулирования экономики, Дж. Гэлбрейт пришел к выводу об эффективности опирающегося на рыночные отношения "планового капитализма", особенно необходимого в сфере международных валютно-экономических отношений. Планирование многих сторон экономической жизни в таких странах рыночной экономики, как Япония, Франция, Австрия, Швеция и др., наполняет идею Гэлбрейта вполне конкретным содержанием. Едва ли можно отрицать, что иная, чем в социалистических странах, разновидность планирования стала реальностью.

Дилемма "рынок или план" в странах с рыночной экономикой в общем решается по принципу: "рынок - насколько возможно, план - насколько необходимо". Однако при этом существует целая гамма вариантов соотношения рыночного механизма и планового управления - от преимущественно рыночных методов саморегулирования национальной экономики (США, ФРГ и др.) до систем, в которых государству отводится весьма значительная роль в планировании воспроизводственных процессов (Южная Корея, Япония, Франция и др.). С учетом еще более крайнего варианта планирования в государствах с командной экономикой можно выделить следующие типы планирования, существовавшие в ХХ веке:

  1. Директивное централизованное планирование: планирование производства в натуре (затрат и выпуска). Здесь планомерное установление цен играет вспомогательную, подчиненную роль, ибо важнее всего не цены на продукцию, а возможность покупки товаров в соответствии с ними (в том числе какое материально-техническое снабжение подводится под утвержденный сверху производственный план).

    Как отмечалось на Первой всемирной конференции по планологии "Плановая технология и плановые институты", проводимой в Палермо Римским Центром плановых исследований, конец эры центрально-управляемых экономик не означает абсолютного отрицания планирующей роли государства. Меняется лишь характер институциональной организации планирования, т.к. потребность в предвидении и контроле общественного сознания над будущими социально-экономическими изменениями сохраняется всегда .

    Ломка системы директивного планирования не есть отказ от макроэкономического планирования вообще. Ошибочным является представление о планировании как требующем обязательного формирования государственной бюрократизированной плановой подсистемы, периодической разработки директивных планов, жесткого контроля за процентом их выполнения и т.п. Необходимо отказаться лишь от известного положения "планирование есть центральное звено, стержень управления", которое приложимо только к центрально-управляемой экономике.

  2. Отсутствие всякого централизованного планирования: пропорции воспроизводства устанавливаются и поддерживаются благодаря действию механизма рыночного саморегулирования, автоматической самонастройки воспроизводства через взаимодействие спроса, предложения и цен. Но поскольку в рыночной экономике существуют 2 основных субъекта планово-регулирующей деятельности - государство и корпорация (фирма),- то отказ первого от плановой деятельности вовсе не означает, а, напротив, предполагает реализацию вторым принципа самопланирования: каждый субъект хозяйственной деятельности своими силами разрабатывает стратегический план, которым руководствуется в своей деятельности. Развитие данного типа планирования происходит в ходе становления так называемой контрактной экономики - контрактов-соглашений между малыми и крупными фирмами, а также между ними и государством. При этом крупные и крупнейшие компании выступают как некий мезоэкономический сектор, находящийся в промежуточном положении между рыночным и плановым. Цель контрактов-соглашений - увязать интересы государства и деловых предприятий, обеспечить ориентацию последних на долгосрочные инвестиции, НИОКР, диверсифицикацию в новые секторы экономики, отход от неэффективного олигополистического ценообразования и комплексное развитие регионов.

  3. Индикативное планирование: административное регулирование только цен, налогов, заработной платы, процентных ставок, рентных платежей и т.п. - но не натурального объема производства. Здесь производители сами определяют, что и в каком количестве производить, кому и по каким ценам продавать свою продукцию. Однако через отладку системы многообразных экономических регуляторов государственные плановые органы способны направлять их производственную деятельность в русло общественных интересов.

    Разработка общенациональных планов социально-экономического развития является весьма немаловажным инструментом регулирования национальной экономики в большинстве индустриально развитых стран мира, обеспечивающим высокое качество их экономического роста. Основы западного планирования были заложены еще в 30-е г.г., когда во многих странах (прежде всего в Германии, Великобритании, Нидерландах, Норвегии, США) начали осуществляться теоретические исследования и практические плановые проекты. Существенное влияние на их появление и развитие оказала теория и практика народнохозяйственного планирования в СССР. Наиболее авторитетными исследователями в области планологии в 30-40 г.г. являлись Р. Фриш (Норвегия), Я. Тинберген (Нидерланды), У. Митчелл (США). Известный немецкий экономист К. Ландауэр, эмигрировавший в США, выпустил в 1944 г. книгу "Теория национального экономического планирования", в которой подчеркивалась антикризисная направленность планирования на Западе, по отношению к которой другие цели (ускорение роста, перераспределение доходов и т.п.) являются побочными. Интересно, что в том же 1944 г. другой эмигрант, австриец Ф. Хайек (нобелевский лауреат 1974 г.) выпустил в Англии книгу "Дорога к рабству", в которой горячо доказывал неэффективность, гибельность для свободы Запада самой идеи и практики планирования в любой форме. Однако Хайеку пришлось ждать четверть века, прежде чем его позиция совпала с новыми тенденциями в экономике Запада.

    Среди стран, создавших в первые послевоенные десятилетия наиболее развитую систему индикативного планирования, - Франция, Италия, Япония, Нидерланды, Мексика, Индия. Более поздние попытки его применения были реализованы в Южной Корее, на Тайване и ряде других стран. Особое место здесь занимает Франция. Один из французских ученых П. Массэ в работе "План и риск" (1965 г.) в качестве основной задачи планирования выдвигал снижение неопределенности, порождаемой рыночным механизмом. Французское планирование включало 4 этапа:

    1. прогнозный этап: намечаются основные тенденции экономики на длительный период и выявляются моменты будущих поворотов, разрывов в этих тенденциях;
    2. разработка стратегической концепции по использованию и развитию ресурсов и общему росту экономики;
    3. собственно планирование, когда определяются конкретные цели на 4-5 лет и средства их достижения;
    4. составление на основе среднесрочного плана конкретных программ на 1-2 года, достигаемых преимущественно методами бюджетно-налоговой и кредитно-денежной политики.

    Именно страны, с которыми ассоциируются наибольшие успехи (Япония, Южная Корея, Малайзия, Гонконг, Тайвань и др.), активно используют планирование как средство ускорения экономического роста. В данной связи характерен и опыт планирования рыночной экономики Японии, имеющего более чем 40-летнюю историю. Далеко не случайно высказывание американского экономиста В. Леонтьева: "Из всех капиталистических стран, у которых можно в настоящее время чему-то поучиться, я бы выбрал не США, а Японию". Здесь регулярно разрабатываются не только кратко-, но и средне- и долгосрочные планы социально-экономического развития, имеющие индикативный, рекомендательный характер. Не будучи какими-либо законами, планы тем не менее ориентируют деятельность компаний на реализацию общенациональных программ. Большинство японских фирм осуществляют свою производственно-коммерческую деятельность с учетом государственных программ, будучи заинтересованными в их осуществлении.

    Как отмечал экономический советник Экономического планового агентства Японии Я. Котумура , индикативное планирование в Японии включает:

    • составление средне- и долгосрочного прогноза экономического развития;
    • обнародование средне- и долгосрочных направлений правительственной политики и приоритетов, обеспечивающих их реализацию;
    • обеспечение ориентиров для экономической и социальной активности частного сектора и поиск форм частно-государственного консенсуса.

    При этом Я. Котумура отвергает выдвигаемый его оппонентами тезис о том, что японское планирование носит чисто "декоративный" характер и что при его отсутствии экономика Японии добилась бы не меньших успехов. Планирование в смешанной экономике играет важную информационно-ориентирующую роль для частных агентов и способно гасить колебания экономической конъюнктуры, создавая тем самым условия для долговременного экономического роста.

    С 1956 года в Японии разработано 12 общенациональных планов, большинство из которых успешно выполнены ( невыполнение двух планов было связано с резким ухудшением ситуации в мировом хозяйстве в 70-е г.г.), причем некоторые - досрочно. Среди них планы 1962, 1969, 1977 и 1987 г.г. - "комплексные планы национального развития" - имели силу закона. При этом разработка каждого плана преследовала достижение вполне определенных целей. Эволюция целей отражает движение японской экономики к нынешнему процветанию. Если начале своей плановой деятельности государство ставило целью обеспечение полной занятости, достижение экономической независимости страны, ликвидацию диспропорций, а затем - улучшение уровня и качества жизни населения, то сегодня в повестку дня выдвигаются труднее реализуемые цели стабилизации динамики цен, развертывание международного сотрудничества и т.п. Целями недавно реализованного 11 плана (на 1988-1992 финансовые годы) являлись:

    1. ликвидация дисбаланса в торговле Японии с ее основными партнерами,
    2. повышение уровня жизни населения,
    3. обеспечение более рационального размещения производительных сил по территории страны,
    4. укрепление оборонной мощи страны (выдвинута впервые).

    В качестве же главной цели выделена переориентация экономики с внешнего спроса на внутренний. Так, внутренний спрос в соответствии с задачами стабилизации экономики планировалось повышать ежегодно в среднем на 4,25 %, а экспорт сокращать на 0,5 % в год. Дополнительными, менее приоритетными целями являлись сокращение продолжительности рабочей недели (в том числе введение 5-дневной рабочей недели в государственных учреждениях и банках), а также оказание более широкой помощи развивающимся странам. Японские планы носят гибкий характер, легко корректируются в соответствии с экономической конъюнктурой.

    Даже в США идея макроэкономического планирования вовсе не отвергается общественным сознанием. Так, еще в середине 70-х годов В. Леонтьев, Дж. Гэлбрейт и некоторые другие экономисты с мировым именем выступили с проектом создания Управления национального экономического планирования (в рамках аппарата президента), которому предписывались неведомые американской модели регулирования экономики функции:

    Сбор, обработка и анализ экономической информации,

    Исследование долгосрочных тенденций развития народного хозяйства,

    Разработка пакета рассчитанных на 15-25 лет программ в области энергетики, жилищного строительства, транспорта и др.,

    Среднесрочное (пятилетнее) программирование,

    Координация деятельности госслужб, занимающихся регулированием национальной экономики.

    Хотя данный манифест не получил практической реализации, нельзя с уверенностью отрицать наличия этой возможности в будущем. Но уже сегодня в США широко используется такой инструмент централизованного планирования, как государственный заказ. В странах с рыночной экономикой госзаказ давно рассматривается как инструмент реализации индикативного планирования, способ удовлетворения приоритетных, стратегических и социально значимых потребностей. Так, в США с помощью Федеральной контрактной системы концентрируются средства и государства, и предприятий на реализации крупномасштабных программ, проведении фундаментальных исследований, организации работы оборонных отраслей промышленности. В последние годы ряд контрактов поощряет неопределенные результаты НИОКР, компенсирует риск и др. Контрактная система - способ реализации общественных (государственных) потребностей в приватизированной экономике. Предприятия, участвующие в государственных контрактах, выводятся из жесткого рыночного механизма, им гарантируется сбыт продукции, прибыль таких предприятий несколько выше средней, они обеспечивают (практически бесплатно) радикальное обновление своей технологической базы.

    Наибольшее развитие индикативного планирования на Западе пришлось на 60-е г.г. Но уже в 70-х г.г. обозначился перелом, обусловленный прежде всего резко возросшей неопределенностью научно-технического развития, быстрым появлением целых новых отраслей (микроэлектроники, биотехнологии и др.). Поскольку конкретное планирование не в состоянии предусмотреть такие изменения заранее, оно оказалось малоэффективным. В то же время стало формироваться так называемое планирование развития.

  4. Планирование развития - наиболее распространенный сегодня в мире тип планирования (термин был введен на Западе в 60-е годы)-, введение которого предполагает наличие развитых, постоянно совершенствуемых рыночных отношений, прогнозирование их динамики. Планирование развития направлено на достижение и поддержание высоких темпов экономического роста путем поэтапного реформирования препятствующих ему архаичных организационно-правовых структур.