ZuboLom.ru

Изменения в расстановке политических сил от февраля до октября 1917 г. Альтернативы развития событий

С точки зрения марксизма социальные революции - необходимый, закономерный результат классовой борьбы в антагонистических формациях, они разрушают старый, отживший общественный строй и расчищают путь к утверждению нового, более прогрессивного общественного строя. Следовательно, все социальные революции неизбежны и прогрессивны.

Сторонники цивилизованного подхода к истории напоминают, что некоторые страны обошлись без революций, - например, Индия, Канада, Австралия, - и это не помешало их успешному развитию. На этом основании подвергаются сомнению выводы о революциях как общеисторической закономерности и их прогрессивной роли в развитии человечества.

Были ли объективно неизбежны российские революции 1917 г., сопровождающиеся грандиозной ломкой многовекового жизненного уклада, или это случайный результат определенных политических сил? Почему Россия не удержалась на пути, по которому уже столетия шла Европа и Америка, а свернула на не проверенную историей дорогу, которая привела ее к глубочайшему кризису?

В истории каждой страны бывают периоды, когда назревшие проблемы ее развития неизбежно должны разрешаться любым способом. Если же реформистский путь неизбежных преобразований оказывается неосуществленным, то объективная необходимость пробивает себе дорогу через революции, которые, расчищая путь для прогресса, вместе с тем производят немалые разрушения в обществе, неся ожесточение, крушение человеческих судеб, а нередко и крупные жертвы.

Теоретические рассуждения приводят к предположению, что Россия могла избежать революций 1917 г., но при условии, во-первых, если бы реформа 1861 г. не только юридически освободила крестьян от крепостной зависимости, но и наделила их землей, во-вторых, земская реформа 1864 г. завершилась бы созданием в России представительного законодательного органа типа Государственной думы, в-третьих, радикальная аграрная реформа, вроде столыпинской, была бы проведена на несколько десятилетий раньше и доведена до своего логического завершения. Своевременное осуществление этих преобразований зависело от поведения российских властей.

В России правящие "верхи" господствовали особенно грубо и цинично. За исключением немногих своих представителей, они препятствовали мирному разрешению назревающих проблем, а вынужденные под угрозой утраты власти идти на реформы, делали это непоследовательно и сразу же стремились вернуть утраченное. Последний российский император Николай II, согласившийся на некоторые шаги в сторону конституционной монархии в революции 1905-1907 гг., после революции стремился к восстановлению всей полноты самодержавной власти и сохранению сословных привилегий господствующих социальных слоев.

Специфика исторического процесса в России спрессовала во времени и пространстве фундаментальные проблемы общественного преобразования разных эпох. До предела обострилась аграрная проблема. Далее сохранять помещичье землевладение и без-земельное крестьянство становилось просто невозможно. Одновре-менно надо было дать простор капиталистической индустриализации, обеспечить быстрый культурно-образовательный рост общества. Все это было невозможно осуществить без демократизации государства, национальных отношений, всей общественной жизни.

Революция 1905-1907 гг. до предела обнажила все потребности общественного преобразования и в сознании многих миллионов людей перевела их из туманной абстракции в реальный личный интерес. История резко ускорила свое движение. Усилия царских властей, опирающихся на дворянство, крупную буржуазию, прикормленную льготными госзаказами, чиновничество и офицерство, не только не могли предотвратить назревающий социальный взрыв, а, напротив, способствовали накапливанию и консолидации сил для этого взрыва.

Особую остроту и зрелость революционной ситуации в России к началу 1917 г. придала война. В условиях войны быстро формировался военно-государственный капитализм. Монополии, особенно те из них, которые были связаны с производством оружия, пользуясь слабостью царской власти, подчиняли ее своим потребностям, оттесняя прогрессивно настроенных сторонников модернизации самодержавия. Правящие круги оказывались все в большей изоляции.

Либеральная буржуазия и интеллигенция все дальше отходили от правительственной группировки и превратились в одну из сил, расшатывающих самодержавие. Лидер кадетов Милюков П. Н. своими выступлениями в Думе убеждал россиян в том, что царское правительство - это кучка темных личностей, которые государственные дела подчиняют своим низменным личным интересам и поэтому опасны для страны. Политический кризис явно проявлялся в нарастающем развале правительственной власти. За тридцать месяцев войны сменилось четыре главы правительства, шесть министров внутренних дел и четыре военных министра. Даже генералитет и офицерство не хотели поддерживать такую власть.

Неспособность царских властей управлять страдой в условиях войны усугублялась экономическим положением России. К 1917 г. страна оказалась на грани хозяйственной катастрофы. Многие предприятия останавливались из-за отсутствия сырья и топлива, железные дороги еле справлялись с военными перевозками, не хватало продуктов питания, неудержимо росли цены, нарастали нужда и бедствия народа, а вместе с ними и его политическая активность. В 1914 г. в стране было зафиксировано 70 стачек, а в 1916 г. их число превысило 1400.

Нарастающий экономический и политический кризис стимулирующее воздействовал на революционно-демократические силы. В ходе войны они объединились в антиправительственный левый блок. Ведущую роль в нем играли большевики - одна из наиболее организованных и влиятельных партий. Большевиков поддер-живали левые группы в национальных социал-демократических партиях и ставшие самостоятельной партией с 1915 г. левые эсеры.

Высокая зрелость объективных и субъективных предпосылок делала падение царизма неотвратимым и сравнительно легким.

Новый, 1917 г. начался с митингов, демонстраций в крупных промышленных центрах в связи с двенадцатой годовщиной расстрела рабочих на Дворцовой площади Петербурга. К концу февраля забастовка стала всеобщей, а 27 февраля антиправительственные демонстрации в Петрограде переросли в вооруженное восстание. На сторону восставших рабочих перешло более 127 тысяч солдат. Петроград оказался в руках восставших. В условиях, когда армия, включая значительную часть генералов и офицеров, отказалась поддержать царя, а народ проявил высокую готовность в борьбе с царизмом идти до полной победы, царь Николай Александрович Романов отрекся от престола в пользу своего брата Великого князя Михаила, о котором шла молва как о добром, мужественном и благородном человеке, начисто лишенном властолюбия. Под напором монархистов Михаил Александрович согласился занять российский престол при условии, если с таким предложением к нему обратится демократически избранное Учредительное собрание, не без основания рассматривая это как проявление национального согласия. Развитие революции сделало невозможным выполнение этого условия. Так бесславно завершилось трехвековое царствование династии Романовых.

В ходе вооруженного восстания в Петрограде его участники и им сочувствующие приступили к созданию Совета рабочих депутатов. На предприятиях выборы в Совет начались еще 24-25 февраля. Первое заседание Петроградского Совета состоялось вечером 27 февраля. В сформированном в начале марта Исполнительном комитете Совета из 39 депутатов 13 - были меньшевиками, 6 - большевиками, 6 - эсерами, остальные - из других народнических партий. Председателем Совета избран меньшевик, депутат Думы Н. С. Чхеидзе, его заместителем - трудовик - А. Ф. Керенский.

Петроградский Совет до июня 1917 г. фактически руководил Советами всей страны и проявил себя как реальная революционная власть. Им были организованы военные и продовольственные комиссии, создана рабочая вооруженная милиция, установлен контроль над войсками, железнодорожным транспортом, типографиями и т. д.

Одновременно в Таврическом дворце, где создавался и действовал Петроградский Совет, был создан Временный комитет членов Государственной думы, который по согласованию с исполкомом совета создал Временное правительство во главе с князем Г. Е. Львовым, членом партии кадетов. Видную роль в правительстве играли П. Н. Милюков, ставший министром иностранных дел, А. И. Гучков, возглавивший военное и морское министерство, А. Ф. Керенский, адвокат, руководитель фракции трудовиков в думе, перешедший в марте 1917 г. к эсерам, он возглавил министерство юстиция, а в последующих составах Временного правительства был военным министром и премьером. Большинство в первом составе Временного правительства принадлежало либерально-буржуазным партиям - кадетам и октябристам, при ведущей роли кадетов.

Временное правительство стало высшим и исполнительно-распорядительным органом власти, но выполняло и законодательные функции. На местах от его имени власть осуществляли губернские и уездные комиссары. Так на месте рухнувшей монархии в России сложилось двоевластие.

Советы, опирающиеся на волю народа, избравшего их, стали реальной силой, способной полностью взять власть в свои руки. Однако они не только позволили сохраниться Временному прави-тельству и его представителям на местах, но и добровольно уступили ему фактическую власть. Объясняется это тем, что оказавшиеся в большинстве меньшевики и эсеры в Советах ориентировались на западные образцы представительной демократии, опирающейся на все слои общества и, прежде всего, на буржуазию. Их целью после свержения царизма был созыв Учредительного собрания путем свободных демократических выборов, которое окончательно определит, новое государственное устройство. Временное правительство, по мнению лидеров Советов, должно было, опираясь на свой опыт государственного правления, осуществлять исполнительную власть до созыва Учредительного собрания.

Насколько такая ориентация эсеро-меньшевистских Советов отражала настроения и. интересы миллионов рабочих, крестьян и демократической интеллигенции, которые осуществляли и поддерживали свержение царской власти? До осени 1917 г. идея Учредительного собрания с последующим демократическим переустройством России устраивала все политические силы, кроме монархистов и большевиков. Меньшевики и эсеры, выступавшие под общедемократическими лозунгами в Февральской революции, пользовались большой поддержкой в революционно настроенных слоях российского общества. Весной и летом 1917 г. партии эсеров и меньшевиков были самыми многочисленными: эсеры - более 500 тыс. человек, меньшевики - около 200 тыс. человек. Для сравнения: в апреле партия большевиков имела в своем составе 80 тыс. человек, а партия кадетов летом 1917 г. - 70 тыс. человек. Следовательно, победу меньшевиков и эсеров на первых после падения самодержавия выборах в Советы нельзя считать случайной. Она отражала реальную расстановку политических сил в стране и послужила объективной предпосылкой двоевластия. Однако нельзя сбрасывать со счета "революционный романтизм", охвативший широкие массы и вместе с тем помешавший им реально оценить действительность и перспективу.

Таким образом, неспособность царизма к уступкам и реформам постоянно обостряла кризис власти, ускорившийся в условиях первой мировой войны. Сложившиеся к началу 1917 г. объективные и субъективные условия все более настойчиво наталкивали Россию на второй из возможных путей исторического прогресса - путь революции. В гигантской империи не нашлось сил, способных защитить самодержавие. Но и совершенная революция не оказалась в состоянии разрешить стоявшие перед страной проблемы. Наступило время принятия новых кардинальных решений.